«Я хотел его убить!». Как Эспозито провёл рукой по горлу и хотел расправиться с Михайловым

Фил Эспозито был лучшим игроком сборной Канады в легендарной Суперсерии – забивал голы, отдавал передачи, держал ответ перед разъярёнными болельщиками, когда его команда проиграла домашнюю часть серии. И в каждой игре так жёстко зарубался с Борисом Михайловым, что это положило начало вражде на долгие годы.

«Не думаю, что русские будут освистывать свою сборную». Речь Эспозито, вдохновившая Канаду
Болельщики требовали признать превосходство коммунизма. Фил Эспозито не мог больше это терпеть и обратился к стране прямо со льда.

«Он дал мне клюшкой по яйцам, я чуть не взвыл! Мне хотелось его убить»
«Меня не задели слова Эспозито о том, что в сборной СССР он уважает всех, кроме меня. Наоборот. Значит, что-то я стою. Эспозито считал, что он здоровый и только сам может больно делать. Удивлялся, когда в ответ получал. У нас амуниция была такая, что ноги спереди защищались щитками, а икры оставались открыты. Вот Фил и повадился тыкать мне туда клюшкой. Раз, второй, третий… А это больно, между прочим! Канадцы играли в более совершенных щитках, с нахлёстом, прикрывавших ногу целиком. Ответить Эспозито я не мог. Стал думать, как отыграться. И сообразил, что у него подмышка открыта. Ну я и сунул. Фил же высокий, мне снизу сподручно. Он взвыл, я понял, что нашёл болевую точку. Так и обменивались любезностями: он — по икрам, я — по рёбрам. Ему надоело, с кулаками полез, потом выражаться стал. Я посылал на чистом русском. Думаю, Эспозито потом перевели, куда именно. Прекрасно понимали друг друга!», — вспоминал Михайлов. В седьмом матче серии Эспозито уже привычно сошёлся с Михайловым в зоне сборной СССР. Один дал другому клюшкой, второй ответил, и пошло поехало. Судья дал свисток, Михайлов махнул на соперника рукой и поехал на скамейку запасных. Эспозито тоже махнул рукой, но уже в штрафбоксе дал волю эмоциям. Он провёл пальцем по горлу, глядя через площадку, а затем показал сжатые кулаки. «Ты и я, давай драться».
ВИДЕО «Кому показал жест рукой по горлу? Михайлову, кому же ещё… Он дал мне клюшкой по яйцам, я чуть не взвыл. Судья же промолчал. Если бы кто-то в НХЛ ткнул меня туда, ему бы не поздоровилось. А Борис уехал от меня невредимым. Он, правда, говорит, что я тоже врезал ему. Но, если честно, я не помню… Мне хотелось убить Михайлова, но я тогда так ничем и не ответил». Суперсерия была не просто хоккеем, это было противостояние двух миров, двух систем – капитализма и коммунизма. Я ненавидел коммуняк. Вся ваша команда, ваши болельщики были представителями коммуняками. Таких эмоций никогда в жизни я больше не испытывал. Это была настоящая война на льду», — вспоминал Эспозито.
«Сколько раз ты мне под колени клюшкой тыкал?». Тогда сказал: «Ладно, мы квиты»
Этот «жест смерти» Эспозито ещё не раз будет в шутку демонстрировать после завершения карьеры, вспоминая своё знаменитое удаление. Великое примирение с Михайловым должно было состояться на праздновании сорокалетия Суперсерии. «Я никогда не любил Михайлова и никогда не полюблю. Не знаю, будет ли он там, да и мне плевать. Если встречу его, так прямо и скажу, что он мне не нравится. Не уверен даже, что пожму ему руку», — говорил Эспозито перед путешествием в Москву.

Как канадец Кларк запугивал сборную СССР. Подсёк Мальцева и треснул ему клюшкой по голове
Ожесточённое противостояние советской команды и «кленовых листьев» на Суперсерии-72.

«Мы выходим из самолёта, нас встречают Михайлов, Третьяк, Якушев и Петров. Я жму руки Третьяку, Якушеву и Петрову, потом смотрю на Михайлова и говорю ему: «Ты мне не нравишься». Он отвечает: «А ты мне не нравишься». Тогда я начал объяснять, почему он мне не нравится: «Ты мне по яйцам засадил, а тебе не смог ответить, это уже ни в какие ворота». Он отвечает: «Нет-нет, погоди. Ты ещё как мне ответил, после этой серии мне пришлось лечь в больницу на операцию. Сколько раз ты мне под колени клюшкой тыкал?». Тогда я сказал: «Ладно, мы квиты», — рассказывает Эспозито. В той поездке он всё же зарыл топор войны и помирился с Михайловым, на публике они по-дружески обнимались и даже вместе встали на тренерский мостик сборной мира в юбилейном матче.

Фото: Алексей Беззубов, photo.khl.ru

Михайлов рассказывал, что непримиримая война между ним и Эспозито с самого начала ограничивалась исключительно ледовой площадкой: «Мы жёстко выясняли отношения только на льду, вне площадки общались нормально. «Privet, Boris! — Hello, Phil!». Сейчас вообще дружим. В последний раз канадец прилетал в Москву лет пять назад. В каждый его приезд в Россию обязательно встречаемся, вспоминаем прошлое. Никаких обид давно не осталось».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *