«Тетюхин рассказывал о победе над Бразилией в финале Олимпиады. И я вспомнил его слова»

На Олимпиаде в Токио сборная России по волейболу вышла в плей-офф с первого места в группе, а в полуфинале подопечные Туомаса Саммелвуо обыграли бразильцев, уступая семь очков в третьем сете при счёте 1:1. В финале Россия почти повторила знаменитый финал Олимпийских игр в Лондоне в 2012 году. Одним из творцов камбэка стал доигровщик Ярослав Подлесных, который после выхода на площадку дважды помог команде вернуться в игру.
По возвращении Ярослав рассказал «Чемпионату», как ему помогли воспоминания Тетюхина о финале Игр-2012, почему он не считает себя героем и даже о шпагате главного тренера.

И всё равно спасибо! Россия почти совершила героический камбэк в финале Олимпиады
«Не считаю, что я герой матча с Бразилией»
– Ярослав, Олимпийские игры в Токио позади. Вы – с медалью. Как ощущения?– Это первая Олимпиада, непередаваемые эмоции, если честно. Начиная с того момента, как мы туда приехали, и заканчивая тем, как вернулись в Россию. Такое крупное событие раз в четыре года проводится, а в этот раз пришлось пять лет ждать. До сих пор эмоции непередаваемые.
– В целом довольны серебром?– Да, конечно. После матча были разные мысли. Сначала расстроились, потому что чуть-чуть не хватило. А потом, когда задумываешься и понимаешь, что это был финал Олимпийских игр, гордишься этой медалью. Она заслужена по делу.

Фото: РИА Новости

– Долго расстраивались после поражения?– Нет, не очень. Я от себя гнал эти мыли. В тот день французам повезло больше. Мы им поаплодировали. Я старался радоваться этой награде и радуюсь до сих пор.
– Отвлекали мысли о Лондоне? Там был похожий сюжет, и вот словно его повторение. Тогда проиграли бразильцам в группе и уступали в финале 0:2. Здесь также уступили Франции на групповом этапе, и с 0:2 сделали 2:2 по сетам, потом даже повели…– Интересный сюжет был. Если бы у нас получилось выиграть, я думаю, это было бы очень круто в плане этой истории. Да, это не бразильцы, но всё равно. Будем настраиваться на Олимпиаду в Париже. Дай Бог, чтобы все были здоровы, и мы снова отобрались на Игры.

Парни, да как?! Россия победила Бразилию в фантастическом матче, мы в финале Олимпиады!
– По ходу группового этапа вы получали не так много игровой практики. Как удавалось держать себя в форме, чтобы стать одним из героев полуфинала?– Мне помогал настрой. Я чувствовал поддержку родных и близких, был на связи с партнёрами по «Динамо». Да, я немного играл, но мне хотелось большего. Мне кажется, всем этого хочется. Я постоянно разминался, делал какие-то упражнения. Я знал, что в любой момент могу выйти на площадку. Волнение ушло через пару розыгрышей.
– После матча с Бразилией о вас очень много говорили. Сергей Тетюхин в интервью сказал: «Ярик вышел на подачу и сделал то, что должен делать настоящий мужик», да и интервью Игоря Кобзаря разлетелось по интернету. Не давило это в дальнейшем?– Нет, это никак не давило. В команде мужики поддержали. Многие говорят, что я герой матча, но я так не считаю. Всё равно мы это сделали командой. Да, я хорошо держал подачу, но опять же, у нас кто-то смягчал на блоке, кто-то удачно атаковал. Прежде всего, это командная работа.
– Не сравнивали ли вас с Сергеем Тетюхиным? Тогда в Лондоне всё началось с его подач. – Такого не было. Кстати, про Сергея Юрьевича… Когда играл в Белгороде, а он был действующим игроком, мы собирались командой, и я спрашивал, какие эмоции были в тот момент в матче с Бразилией. Он мне привёл пример, как какой-то чемпионат играли, он вышел в конце, подал подачу, а команда другая взяла тайм-аут. После тайм-аута он вышел и подумал: «Я подачу подам, чтобы не ошибиться». Он подал, её приняли, обратно забили, а у соперника вышел игрок, который подал два эйса, и игра закончилась. И в матче с бразильцами, когда он сделал эйс, взяли тайм-аут. Он говорил: «У меня в тот момент была только одна мысль – мощная подача». Вот и я думал о том же самом, когда вышел после тайм-аута Бразилии. Вспомнил слова Сергея Юрьевича.

«Нам было пофиг на судью». Великая победа России над Бразилией в финале Олимпиады-2012
«Хотелось привезти медаль дочке, чтобы она выросла и гордилась»
– С какими мыслями выходили на площадку в финале после камбэка с Бразилией? – У меня уже мыслей не было об игре с бразильцами, потому что это совсем другой матч. На финал против Франции был запредельный настрой, а каких-то глобальных мыслей не было. Понятное дело, думаешь о том, как сделать свою работу чисто и выполнить все установки тренера, чтобы был результат. – Незадолго до Олимпиады у вас родилась дочь. Успели её увидеть перед отъездом? – Да, конечно. – Была дополнительная мотивация благодаря этому событию в жизни? – Конечно, была. Хотелось привезти медаль дочке, чтобы она потом выросла и гордилась.

Фото: РИА Новости

– Видел фото, как вы в первый же день гуляете с ней. Ближайшие несколько дней всё внимание будет уделено ей? – Да. Я с ней много времени провёл. Но также будет и в следующие дни. Нам дали немного отдохнуть перед сборами для подготовки к чемпионату Европы. Сейчас всё время буду проводить с дочкой. – Как планируете отдыхать? – Дома буду. Обычно я всегда отдыхаю в кругу семьи. – Как вам, в целом, атмосфера Олимпийских игр в отсутствии зрителей? Мешало или всё-таки немного помогло, что нет излишнего давления трибун? – Плохо, что болельщиков нет, потому что с ними идёт двойная мотивация, даже когда болеют против тебя. Это, наоборот, подстёгивает. Когда побеждаешь противника на его площадке, сразу в зале такая тишина… Понятно, это украшает матч, когда полный зал, тем более на Олимпийских играх. Очень жаль, что пока зрителям нельзя присутствовать на матчах.

Россия героически обыграла США на Олимпиаде. Наши волейболисты терпели и не ломались
– В одном из интервью вы говорили, что в 2020 году пропустили бы Олимпийские игры из-за травмы. Получается, пандемия сыграла на пользу?– Да, уже говорил и говорю, что пандемия – это, безусловно, плохо. Но в моём случае это сыграло на руку. Я травмировался в марте 2020-го и выбыл на полгода, ничего не делал. И, соответственно, я бы никуда не поехал. Я травмировался, а через месяц объявили, что Олимпийские игры переносятся. У меня настроение приподнялось, и я понял, что есть шанс попасть в сборную и поехать на Игры. В «Динамо» серьезно отнеслись к вопросу моего восстановления после травмы, очень благодарен за это руководству клуба и медицинскому штабу. Сезон у нас получился удачным, мы победили в чемпионате и Кубке России, а также Кубке Европейской конфедерации волейбола. Благодарен главному тренеру «Динамо» Константину Брянскому, всему тренерскому штабу и партнерам по команде за тот прогресс, которого удалось достичь за минувший год.
– Как жилось в условиях пузыря? – В пузыре было отлично. В деревне царила классная атмосфера. Были спортсмены из разных стран. Некоторые шли на соревнования, включали колонку и танцевали, пели песни. Круто было посмотреть на все это.
– Получается, город Токио даже не посмотрели? Или была какая-то автобусная экскурсия?– Мы смотрели только тогда, когда на автобусе ездили в тренировочный зал. От деревни до зала нужно было ехать 45-50 минут.
– Что дарили в последний день от Олимпийского комитета?– Памятный сувенир. С одного края фотография игрока, а на другом две медальки: на одной написано «Призёр Олимпийских игр», на второй – символика Олимпиады. Ещё значки есть. Классные подарки, обязательно повешу их где-то на видном месте.
– Удивлены были, когда Туомас Саммелвуо сел на шпагат? Знали о его способностях?– То, что он сделал это именно там – крутой момент, мы все удивились. Но что он так умеет, я знал, мы три года работали в «Кузбассе», и он нам демонстрировал свои возможности.
«Ловил себя на мысли, что не хочется на тренировку идти»
– Расскажите о встрече в Москве.– Встретили очень круто, я даже не представлял, что так могут встретить. Мы вышли с самолёта, был оркестр. Прошли сразу к автобусам без крыши, и поехали по Москве к Кремлю. Там люди нас встречали, все машины сигналили. Очень крутая была атмосфера, мурашки по телу пробегали.
– Вернёмся к Тетюхину. Вы, как и он, начинали связующим и переквалифицировались в доигровщика. Почему решили сменить амплуа?– Да, возвращаясь к тому, сравнивают нас или нет. В этом иногда сравнивают, что тоже начинал связующим и стал доигровщиком. Это было моё решение. Для меня позиция связующего стала неинтересной. Ловил себя на мысли, что мне не хочется даже на тренировку идти, потому что не кайфую в этом амплуа. И я решил сменить позицию, потому что считаю, что прогресс идёт от желания. Если ты хочешь на этой позиции играть и развиваться, у тебя должны быть огромное желание и мотивация. У меня, когда был связующим, такого не было. А после перехода в доигровку я до сих пору имею огромное желание прогрессировать, отрабатывать элементы, учиться чему-то новому.
– В детстве был выбор между другими видами спорта? Почему выбрали именно волейбол?– У меня был огромный выбор, чем я только не занимался. Лёгкая атлетика, карате, борьба, футбол, волейбол, в баскетбол пытался играть, в большой теннис. Меня зацепил волейбол и всё. Когда я ещё стал матчи по телевизору смотреть, отбросил всё на второй план и начал целенаправленно волейболом заниматься. Это было примерно в шестом классе.

Фото: РИА Новости

«Я хочу своим примером донести, что всё реально»
– В Пятигорске тогда не было профессиональной команды. Как удалось попасть в «Союз-СКА»? – Да, там и сейчас нет профессиональной команды. Набиралась команда 1995 года и младше, а я 1994-го, и меня не хотели брать. Но моя первый тренер Татьяна Валентиновна Воробьёва постоянно звонила тому тренеру и говорила: «Заберите у меня его, он тренируется с утра до вечера». Я приходил на тренировки с младшей группой, оставался со средней, потом был наш возраст, и после нас ещё мужики приходили играть вечером. И я оставался, с мужиками играл.
– Как отреагировали родители? Нужно было переезжать в другой город. – Я постоянно говорю родителям спасибо за то, что они никак не препятствовали. Сказали – «Давай, сынок, дерзай». Они видели, как я отношусь к спорту, видели моё стремление, желание. Когда папа сходил на мои соревнования, то сразу сказал, что из меня получится хороший спортсмен.

– После Олимпиады что-то вспоминали с родителями из детства? Как выбрали волейбол или переехали в другой город?– Мы ещё не успели обстоятельно пообщаться, по телефону с родителями не наговоришься. Когда я домой приезжаю, то можем сидеть до пяти утра и общаться. Правильно вы говорите, мы вспоминаем эти моменты. Многие считали, что невозможно из станицы попасть в профессиональный спорт. Я хочу своим примером донести, что всё реально. Чтобы посмотрели другие дети, другие спортсмены, которые начинают и которые не родились в Москве или Петербурге. Всё возможно — главное иметь огромное желание, стремление и мечтать об этом.
– После завершения карьеры не планируете открыть свою школу или проводить турнир в родном городе? – Школа – это глобально. Мне кажется, любому спортсмену, который отдаёт жизнь какому-то виду спорта, хочется открыть свою школу. Но сейчас я об этом особо не думаю. А вообще, было бы интересно организовать какие-то турниры для молодых спортсменов.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *