Пойнт стал для Кучерова Гусевым 3.0: по-другому понимает пространство, зато такой же быстрый и жесткий

Лучшая связка плей-офф-2020 под микроскопом Никиты Петухова.

Моя гордость – гифка, которую я срезал из великолепного американского сериала, сейчас вспомню название, «Чирс». Это было в 2019-м, во время чемпионата мира по хоккею: легкость, с которой Сэм покатил по барной стойке кружку Норму, напомнила мне передачи, ходившие между Кучеровым и Гусевым на турнире в Словакии; ну и все получилось как-то само собой:

Передачи Кучерова на Гусева в 2019-м, впрочем, были еще воздушнее.

Когда стало очевидно, что у сборной будет выдающийся по именам состав, мне очень хотелось, чтобы в нем как-то сложилось суперзвено, которое не просто даст результат, но и исполнит что-то такое, что будет легко запомнить на всю жизнь. Из довольно безумного количества возможных вариантов связок, троек и пятерок, хоккейные боги – ну или подскажите кто, если не они – выбрали Кучерова и Гусева. Старых приятелей, которые вместе выросли и наконец-то получили возможность сыграть рядом за сборную.

Они и подарили мне главное визуальное впечатление той весны, причем даже не в плей-офф. Групповой турнир, матч против Швейцарии – труднее, чем хотелось бы. В середине второго периода у нас большинство: Сергачев, Гусев и Кучеров делают три перевода за несколько секунд – это просто бомба.

Через этот и подобные эпизоды чемпионат мира-2019 раскрыл тему идеального партнера для Никиты Кучерова: это Никита Гусев. Кучеров, как и любая другая большая звезда, очень многое умеет сам и готов раскрывать партнеров, бороться в углах, много работать ногами на топовом уровне, без всяких скидок. Для него не проблема сыграться с Панариным и Кузнецовым, с Джонсоном и Палатом, со Стэмкосом и, если очень надо, Киллорном. Во всех этих вариантах Кучеров будет хорош.

Но сверхуровень – только с Гусевым, с которым они учились чувствовать и понимать пространство. Вместе. С детства.

«Гениальность хоккеистов видна сразу, – рассказывал в подкасте Sports.ru Артем Батрак, который играл в МХЛ против связки Гусев/Кучеров. – Я помню как мы играем «Спартаком» против «Красной Армии». И у них была уникальная штука: один находится на своей синей линии перед выходом из зоны, к нему приходит шайба, и он кидает ее вверх. По диагонали, навесом от одной синей на чужую дальнюю, к другому борту. Второй знал, что так будет – правда, я не помню, кто кому отдавал, может быть и по очереди. Никто же не ждет – а второй знал, куда пойдет шайба и был на месте. И это проходило не один раз, не два, а постоянно. Самое интересное – на этот трюк тренеры соперников даже не особо обращали внимание».

То есть: если связка Стэмкос/Кучеров – это два классных игрока дополняют друг друга и дают 1+1 = 3, то Кучеров/Гусев – это 1+1 = 4.

После ЧМ-2019 Женя Марков спросил у Кучерова, смогли бы они с Гусевым перенести эту химию и эту механику в уплотненные условия НХЛ – и в по ответу чувствовалось, что человек, который в том сезоне установил новый рекорд результативности русского хоккеиста в регулярке НХЛ (128 очков), немного скучает по этому интуитивному взаимопониманию. И что тренеры «Тампы» стараются раскрыть Кучерова, помочь ему играть в таком стиле.

– Одна из фишек чемпионата мира – ваши с Гусевым поперечные передачи через всю площадку. В НХЛ реально играть в такой же молниеносный хоккей?

– Конечно, реально – мы так и играем в «Тампе». Все зависит от партнера и взаимопонимания, хоккейного чутья и доверия тренера. Нюансов много. В НХЛ многие играют в том стиле, что и мы с Гусем на чемпионате мира. Хоккей изменился, стал более коллективным, нет прямолинейности.

Судя как минимум по таблице бомбардиров плей-офф, кое-что получилось: у Кучерова 28 очков, у Пойнта – 26, они лидеры этого списка и самая страшная угроза Кубка Стэнли-2020. Точно так же Кучеров и Гусев были главной связкой последнего ЧМ.

Сейчас, если Кучерова или Пойнта нет в заявке на матч, «Тампа» считается резко ослабевшей.

«Они умеют разыгрывать, – говорил Барри Троц во время финала конференции. – Они лезут в труднодоступные зоны. Это игроки высокого уровня, элита. Нельзя давать им и дюйма [пространства]».

По цифрам выглядит так, будто Пойнт как раз и стал тем игроком, который в сумме с Кучеровым образует 4. На самом деле – почти, но есть нюансы.

Дело, конечно, в воспитании самого Пойнта. Он рос в совсем другой хоккейной культуре: Кучеров и Гусев много раз говорили, что Геннадий Курдин научил их бросать через тренировки паса; они с детства играли от передачи, от поиска свободного пространства и его рационального использования. Грубо говоря, Никита Гусев – это такое хоккейное добро: он через мышление ищет свободный лед для себя и для своих партнеров.

Брэйден Пойнт – это добро с кулаками: он, конечно, умеет мыслить и играть в пас, но если надо забраться в самую толкотню – не проблема; Пойнт – это как если Гусева соединить с Дадоновым; не такой творец, но запросто запачкает руки, если очень нужно. И всегда выбирает самый простой путь к воротам.

Поэтому, вообще говоря, Пойнт – центральный нападающий, поэтому в большинстве он играет в центре площадки, в слоте: он может поставить корпус, быстрее всех среагировать на шайбу и бросить ее – как сделал во втором матче финала.

 

Поэтому в исполнении «Тампы» мало таких длинных и сложных комбинаций, какие бы мы видели регулярно, если б Гусев и Кучеров играли вместе. Хоккей Пойнта намного проще: чтобы забить, нужно уйти от всех соперников и дать под бросок своему.

Вот еще одна метафора: если Гусев – это опытный взломщик чужой обороны, у которого в запасе куча разных отмычек, прибамбасов и технических устройств (мне друг из Тампы вот что прислал!), то Пойнт – это простой канадский медвежатник. Зачем париться, если можно включить ноги, убежать от всех и забить в пустые ворота?

Вот пример, на котором хорошо видно разницу в понимании хоккея между Пойнтом и Гусевым. Атака в игре против «Бостона» при счете 6:1: очень четко видно момент, в котором Никита Гусев скорее отдал бы передачу свободному партнеру в расчете на ответный пас или на бросок/отскок/добивание. Пойнт идет в обводку, ставит корпус и отдает Кучерову под бросок совсем в упор.

С Кучеровым их объединяет, во-первых, хоккейный IQ – Пойнт, как и Палат, хороший игрок, который научился читать намерения партнера и просто быть к ним готовым. Во-вторых, конечно, скорость – и бега, и мышления. Они сопоставимо быстро принимают и исполняют решения: если вы, как и говорил Барри Троц, оставите им два сантиметра свободного льда, они убегут, заварят себе кофе, потом закажут пиццу – и вообще устроят в вашей зоне неплохую вечеринку. В серии против «Айлендерс» так буквально и происходило.

Будет ли эта скорость проблемой для «Далласа»? Посмотрим, в каком состоянии в этой серии будет Пойнт; сам Кучеров уже стал проблемой в игре №2.

И остается главный вопрос – из какого сериала подрезать гифку про связку Пойнт/Кучеров? Напрашивается «Теория большого взрыва», но, кажется, должен быть вариант получше.

Кучеров – лучший кубковый игрок в истории «Тампы». Дважды исполнил красоту и сравнял счет в серии

«Тампа» перестроилась за полтора дня: активная оборона, форчекинг и зверства Кучерова в большинстве сделали разницу

Менеджмент «Тампы» еще круче ее состава: мощно попадают на драфте и не боятся платить в обменах

Фото:globallookpress.com/Vit Simanek/CTK ; Gettyimages.ru/Kirk Irwin / Stringer, Elsa

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *