Овечкин дал интервью Канделаки: Трамп уважает Путина и любит Россию, хоккей – это война, конец света встречал бы в баре

Но – вместе с родителями.

Александр Овечкин пришел в эфир канала RTVI и дал большое интервью Тине Канделаки в рамках программы «Специальный гость». Мы собрали для вас самые интересные моменты.

Завершать карьеру – только в «Динамо»

У меня есть определенные цели, которых я хочу добиться после карьеры. Но моя карьера еще не завершена, моя карьера, можно сказать, в расцвете сил. Я думаю, что еще несколько лет я точно поиграю. И, конечно же, может быть, дай бог, чтобы у меня было все со здоровьем хорошо, я закончил бы здесь в России, в московском «Динамо».

Это просто вопрос принципа, потому что я играл всего за две команды — это «Динамо» и Washington. И, понятное дело, что я закончу карьеру в Вашингтоне, я не знаю, 2-4, может быть, 5 лет, и понятное дело, что я хочу закончить на красивой ноте, сыграть мой последний матч за московское «Динамо».

Благодарен Омску, что отпустили в НХЛ

Я подписал предварительный контракт (с «Авангардом – прим. Sports.ru). У меня была договоренность, что если локаут заканчивается, я смогу спокойно ехать играть в Америку. И слава богу, что те люди, которые были в Омском «Авангарде» в то время, пошли мне навстречу, пошли мне на уступки и сказали: «Пожалуйста, Саша, уезжай. Спасибо, что провел здесь 2 недели. Для города, для болельщиков и для всего нашего персонала это было шикарное время». Опять же, в Омске собрали сумасшедшую команду. Там Ягр был и Брызгалов был. Там реально очень сильная команда была, я думаю, претендовавшая на чемпионство.

Детская экипировка Овечкина пропала из клубного музея

Это очень обидно. У меня отец очень сильно по этому поводу переживает. Потому что хотели отдать на благое дело, чтобы люди смотрели, болельщики, дети смотрели. А пошел ремонт на Петровском динамовском парке — и форма вся пропала. Там и клюшки были, и перчатки. Вообще эта история для меня тоже очень печальная, потому что я коллекционирую клюшки. И все мои драгоценные клюшки, с которыми, там, какие-то важные цифры я побил, поставил новый рекорд, это я сохраняю. И те вещи, которые у меня сохранились с детских времен, они у меня лежат у отца на даче, и, конечно, что мы отдали в музей «Динамо» — и всё пропало. Я знаю, какие там клюшки были. 

Я не знаю, украл, не украл. Но здесь ситуация: если украли — украли. Самое главное, что они где-то находятся. А если реально их закинули на какую-то свалку, и они просто валяются, пылятся — вот это обидно.

Конец света? В бар!

– Я прочитала, что вы кому-то в интервью сказали: «Если бы завтра был конец света или последний день в жизни, или все — завтра смерть, то лучше уже зайти в какой-нибудь магазин, напиться и, соответственно, в этом состоянии, просто уже в забытье перейти в мир иной». Придумывают или правда?

– Нет, это была правда. Знаешь, когда ты сидишь с друзьями, рассуждаешь на такие не очень хорошие темы и думаешь: «Ну хорошо. Тебе говорят: «Завтра у нас конец света». Что нужно делать?» Понятно, с родителями побыть. Их всех забрать — и в бар. И не думать ни о чем.

Putin Team – потому что очень уважает президента

Я просто поддерживаю своего президента. Я его очень сильно уважаю. И я хотел, чтобы реально у нас была Putin Team. Это не партия. Это просто организация, привлекающая молодежь по всем разным направлениям.

Я живу в Америке. Я вижу, как положительно относятся к нашему президенту. Если посмотреть все новости, которые там идут, что постоянно Россия, Россия, Россия, Путин, Путин, Путин. И, понятное дело. Может быть, его не уважают, но по крайней мере мне все говорят, что «мы уважаем вашего президента».

Самое главное, что я же простой человек. Я общаюсь с простыми людьми. И каждый человек, с кем я общаюсь, все доверяют Владимиру Владимировичу. Поэтому это самое главное — доверие.

Трамп наслаждается жизнью и очень любит Россию

– Вы были на приеме у Трампа. Ваше — пусть даже обывательское — но человеческое мнение. Что такое Дональд Трамп?

– Наслаждающийся жизнью человек. Так можно сказать. Он просто живет и наслаждается.

– А в чем разница? Вы общались с Путиным, вы общались с Трампом. Вы тот человек, который может сказать, какая разница в ощущениях.

– Оба простые, оба дружелюбные. Вот и все.

– О чем Трамп спрашивал? Любит хоккей реально?

– Да. Он сказал, что, во-первых, очень уважает Владимира Владимировича.

– Он вам это сказал?

– Да. Очень любит страну нашу, Россию. Вот и все, в принципе.

Агент – только по маркетингу, чтобы сниматься в рекламе

У меня нет агента по хоккейным меркам. У меня есть по маркетингу. В России у меня другой агент. У меня контракта с ним нет. То есть у меня чисто русские деловые отношения на слове, я никого никогда не обманывал.

Все зависит от того, он ли принес контракт – это один процент. Если ко мне первому обратились, я говорю: «Слушай, ко мне обратилась фирма. Они хотят со мной заключить контракт. Веди этот договор». Это другой процент. Но я не имею права сниматься в рекламе алкогольной продукции, продукции табакокурения.

Я могу взаимодействовать с букмекерами, но на спортивные мероприятия, особенно на хоккей, я не могу ставить. Сейчас все уже идет, все данные. Настя (жена Овечкина – Sports.ru) поставит? По-моему, так кто-то из футболистов попался. Я не помню, кто, но кто-то попался.

Не помнит, что было после победы в Кубке Стэнли

Просто память исчезла. Просто я был таким счастливым, таким радостным. И меня просто эмоции перехлестнули. Я не помню этот момент, когда я взял Кубок Стэнли. Вот смотрю сколько раз — я не могу вспомнить, что у меня было в голове.

Я не помню, допустим, как мы делали круг почета, фанатам показывали. Я очень смутно помню, что было в раздевалке, когда мы там праздновали. Это именно мечта, когда у тебя столько разочарований, когда у тебя столько негатива от прессы, негатива от болельщиков, что этот груз ответственности на плечах. И когда ты просто понимаешь, что «все, можете все заткнуться».

Я позвонил сразу отцу. Потому что мама была в Вашингтоне, отец был в Москве. Я позвонил отцу, показал: «Пап, смотри, Кубок Стэнли. Тут все пьяные, танцуют уже». Он, конечно, в слезах, плачет. Этот момент очень дорогой. И самое главное, когда была пандемия, в Америке показывали все игры… по-моему, четвертьфиналы.

И реально, ты какие-то моменты помнишь, а последнюю игру (финал) очень смутно помню. Потому что вся эта… Ты понимал, что мы ведем в серии 3-1, и ты не хочешь, чтобы это продолжалось. Ты хочешь, чтобы все закончилось, чтобы отдыхать, наслаждаться моментом, наслаждаться кубком, наслаждаться с семьей, с родными, с близкими. И вот тот день я вообще очень смутно помню. 

Сын будет хоккеистом

То, что мой сын будет в спорте, я не сомневаюсь. Потому что он очень координированный, сильный и запоминающий каждое движение ребенок. Уже видно, что любит клюшки и шайбы. Я хотел поставить Сережу на коньки в Америке перед плей-офф, но пандемия все испортила. Мы заказали коньки, щитки. И когда он увидел коньки, он начал плакать, потому что пока не понимает, что это такое. А сейчас он и перчатки сам надевает, и шлем.

Если бы стал министром спорта

Думаю, надо было бы узнать все проблемы, которые находятся внутри нашей страны. Встретиться со всеми президентами федераций, узнать, какие дальнейшие движения, шаги мы должны будем сделать. Взять, допустим, Америку: очень много легкоатлетических стадионов по всей стране, которые привязаны к школам. Причем, стадионы, сделанные не из асфальта, а из дорогого, качественного покрытия. Я думаю, что это можно было бы обсудить и в рамках нашей страны.

Хоккей – это война

– «Без разницы, с кем ты дерешься. В плей-офф у тебя нет друзей, нет соотечественников. Ты бьешься за то, чтобы поднять Кубок Стэнли над головой. И если перед тобой стоит препятствие, то его надо переходить». Это вы сказали. А как это вообще? Вы понимаете: люди же, господи, вы через них переходите, вы им руки, ноги ломаете. После того как Кубок Стэнли подняли, не совестно? Не переживаете?

– Нет. Потому что на его месте мог бы оказаться я. Если мне сломали, еще что-то, но тот человек, который выиграл, он через все это должен пройти. У нас люди играли со сломанными пальцами, ребрами. Мы выиграли кубок. И боль забывается, а остается только та радость, те эмоции, которые ты получил от того, что прошел от А до Я.

Каждая игра, вне зависимости от того, какой счет в серии и какой счет в игре, там все бьются до последнего. Потому что каждая секунда, каждый момент может поменять игру, и инициатива перейти на другую сторону.

– А есть вещи, за которые стыдно? Или такого не бывает?

– Нет. Понятное дело, что ты после игры чувствуешь себя чуть-чуть виновато. Ну, не виновато, а переживаешь, все нормально или нет. Но ты понимаешь, что это твоя работа, ты не подрался на улице из-за какого-то пустяка, а здесь ты реально на войне. Хоккей, тем более плей-офф — это чисто война. Если команда побеждает, она идет дальше. Команда проигрывает — все, едет домой.

Овечкин в Америке – звезда и шоумен, в России – политическая фигура. Два разных образа живой легенды

«Ты будешь получать 12 млн долларов в год? Еще немного и догонишь Бузову». Овечкин пришел в Comedy Club

Фото: РИА Новости/Владимир Федоренко, Сергей Гунеев; Gettyimages.ru/Ethan Miller

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *