«Обсуждают, будто других проблем нет. Смешно». Свидетели дали показания по делу Широкова

Прошло второе заседание по делу Романа Широкова – в прошлый раз выступил потерпевший судья Никита Данченков, а сегодня в Сокольниках изучили обувь, в которой играли футболисты (адвокат обвиняемого неделю назад заявил, что тот играл без шипов), а также заслушали показания пятерых свидетелей. Среди них, кстати, был и комментатор Роман Нагучев – он тогда играл за команду «Матч ТВ» вместе с Широковым.
«Главное, что правда на нашей стороне, – перед заседанием заявил Данченков. – На прошлом заседании возник спор, в какой обуви в тот день находился Широков. На фотографиях отчётливо видно — это «сороконожки» с маленькими резиновыми шипами. Но защита Широкова утверждает, что не было никаких шипов. Поймите, в Сокольниках невозможно играть без шипов, иначе придётся кататься по полю».

«Вратарь спас мне жизнь». Избитый судья не согласен идти на мировую с Широковым
Роман вину признал, но настроен позитивно. После заседания даже шутил.

В суд арбитр пришёл не с пустыми руками, а прихватил с собой бутсы как с шипами, так и без них. Настрой его не изменился: никакой мировой не будет, в этом деле важно добиться справедливого решения – для этого он даже принял предложение о безвозмездной помощи известного и «звёздного» защитника Александра Добровинского. В октябре его на два года лишили статуса адвоката за разглашение адвокатской тайны: защищая семью потерпевшего в деле о ДТП с Михаилом Ефремовым, он как-то высказался, что ему предлагали отстаивать права актёра. Но, несмотря на это, Добровинский всё равно может принимать участие в процессе: он не смог бы защищать обвиняемого в уголовном процессе, а вот представлять интересы Данченкова ему ничего не мешает – так сказал Александр Островский.
Вадим Лялин, адвокат Широкова, правда, с этим не очень согласен: «Добровинский не может быть адвокатом, потому что лишён статуса. Это пенсионер-юрист, которого привлекли по доверенности или по заявлению. Привлечение Добровинского — пиар. Ему на старости лет надо показать, что он ещё в состоянии в каком бы то ни было качестве по каким бы то ни было основаниям принимать участие. Если им нужна поддержка юриста-пенсионера, который не владеет в достаточной мере нормами права РФ, — это право потерпевших. После того как он в процессе с известным нам Ефремовым попросил привести свидетелей к присяге, этот человек перестал для меня быть не только адвокатам, но и юристом нормальным. Это позорище. Смешной пенсионер, но не более того».
Сам Добровинский настроен на работу серьёзно.
«То, что произошло, ужасно, – объяснил он своё решение взяться за дело. – Надо понять, как выходить из этой ситуации. Меня заинтересовала сила удара футболиста. Прочёл, что самый сильный удар в нашей стране был у Халка – 125 км/ч. Если бы удар пришёлся в висок, наверное, это было бы другая история».
Заседание, по словам адвоката Данченкова Александра Островского, прошло в рабочем режиме, а сам процесс идёт вполне дружелюбно. «Мы ожидали худшего в силу несдержанности Романа. Широков взял себя в руки: рот не открывает, ведёт себя тихо и культурно. Но это не повод для примирения. Можно смягчить вину, но мириться уже поздно», – добавил он.
Явившиеся свидетели давали показания: судья оглашал их предыдущие слова, сказанные на следствии, а те всё подтверждали.
«Я стал невольным инициатором этого инцидента: подкатился под Широкова, чем вызвал эту реакцию, – сказал после заседания Степан Озеров, игрок «Ничего Обычного». – Своим глазами видел, как Широков нанёс удар судье. Естественно, эта реакция не может вызвать поддержки. Роман не прав, он сам это прекрасно понимает. Так получилось, что меня не успели опросить, время заседания завершилось. К сожалению, в следующий раз я не приду».
Али Горчаханова, другого свидетеля, опросить успели, но он не в восторге от всего происходящего.
«Такое дело обсуждать 3-4 месяца… Мы приехали сюда в 14:00 и два часа обсуждали события, которые происходили четыре месяца назад. Никакого покушения не было. Кто-то кого-то ударил, а сейчас это обсуждают, как будто других проблем нет. Для меня это смешно».
Кроссовки, о которых так много говорили в прошлый раз, что Данченкову аж пришлось их принести, тоже обсуждали: по словам Лялина, свидетели терялись в показаниях и путали Nike и adidas. «Свидетели даже не могут чётко указать, в какой обуви был Широков, – сказал он журналистам. – Мне пришлось настаивать на том, чтобы показывали фотографии. Перепутать фирму производителя Nike и adidas — глуповато. По всей видимости, в рюкзаке у Данченко были кроссовки adidas, и они никак не коррелируются с обувью, в которой был Роман. Там действительно нет шипов, о которых они изначально заявляли и кричали, что их хотят убить. Это глупо и позорно».
Добровинский же по поводу показаний свидетелей сказал, что все говорили примерно одно и то же, только один момент ему показался забавным: адвокат рассказал, что свидетель защиты, «один из комментаторов «Матч ТВ», заявил, что реакция Широкова на неназначенный пенальти была совершенно нормальной». А потом «звёздный» адвокат ещё и пошутил, залетев в беседу Островского с журналистами:
«В зале судебного заседания два судьи. Одного он побил, второго не хочет! Ха-ха-ха!»
Широков, впрочем, тоже сострил:
«Добровинского вроде бы привлекали, чтобы рассадку устаканить в зале суда. Наверное, со своей задачей он справился».
Это ещё не конец – следующее заседание назначили на 18 декабря.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *