Не брали в школьную команду, выгнали из «Милана», а теперь дают решать концовки в ЦСКА. Майк Джеймс убивает то соперников, то своих

«Будь решительнее, всегда бросай».

Эти слова от главного тренера школы Грант Тони Бродо стали кредо Майка Джеймса. Но прежде чем услышать их, молодому парню потребовалось почти год доказывать, что он в принципе может играть в баскетбол хотя бы на школьном уровне.

Ни о каких сравнениях с Терреллом Брэндоном (выпускник Гранта, чемпион Орегона в старшей школе, 11-й номер драфта 1991) не было и речи, а НБА казалась неосуществимой мечтой. Когда Джеймс впервые оказался в спортзале Гранта, никто не мог подумать, что этот парнишка пришел на просмотр в команду – его амбиции и страсть к игре были далеко впереди его телосложения, физики и роста (180 см), до выпускного года старшей школы он даже не допрыгивал до кольца.

Как вспоминает сам Майк, лето 2007 года получилось для него одним из самых продуктивных в карьере. Он убедил Тони Бродо взять его в команду и почти сразу стал основным разыгрывающим. А чтобы не осталось никаких вопросов, поразил всех мощным данком в первой же игре сезона-2007/08. Джеймс удивлял на протяжении всего чемпионата, а завершил его также эффектно, как и начал: слэм молодого защитника поставил точку в финальном матче штата Орегон – 63:56 – Грант выиграл трофей впервые с 1988 года.

Победа на школьном чемпионате помогла партнерам Джеймса получить предложения из первого дивизиона NCAA – Пол Маккой отправился в Пеппердин, а Майка Мозера забрал университет Калифорнии в Лос-Анджелесе. Сам Джеймс был интересен лишь командам третьего дивизиона NCAA.

Шанс проявить себя на новом уровне появился у Майка случайно: на одной из открытых тренировок Джеймс играл со своим лучшим другом Каланджи Паскалем, который поступил в Восточную Аризону. За ребятами следил новый тренер этого университета Морис Лейцке, который сразу же после тренировки подошел к Джеймсу и предложил выступать за Восточную Аризону в NJCAA. Тот согласился.

Лейцке стал первым тренером в карьере Джеймса, который по-настоящему поверил в него: «Когда Майк играл за Восточную Аризону, я не раз говорил ему, что он может зарабатывать деньги на жизнь игрой в баскетбол. Мы часто обсуждали с ассистентами игру Джеймса и понимали, что у него есть все, чтобы попасть в НБА. Ему нужно было дать шанс».

Тренер не ошибся, но путь от университета Восточной Аризоны до НБА занял целых 7 лет. И все это время к Джеймсу было неоднозначное отношение.

В 2010 году он добрался до первого дивизиона NCAA, перебравшись в Ламар. Там он побил рекорд университета по очкам (52) и вывел команду в Мартовское безумие, но сам же ее похоронил в первом раунде, выдав 6 из 17 с игры против Вермонта.

В 2012 году не был выбран на драфте НБА, но не сильно расстроился: «До последнего не знал, попаду в НБА или нет. Если честно, я не играл в университете с мыслями, что мне нужно пробиться в Ассоциацию. Просто люблю играть в баскетбол». Джеймс уехал в Хорватию – за следующие пять лет в Европе он сменил 6 клубов.

В 2013 году его позвали участвовать в турнирах Pro-Am в Сиэтле и Drew League в Лос-Анджелесе, где выступало много игроков НБА. Джеймс попал в хорошую команду, где ему разрешили стать эгоистом, главное воспоминание о том турнире – его 50 очков через Айзейю Томаса. Год спустя Джеймс установит рекорд турнира, набрав 67 очков.

В 2014 году его занесло во второй итальянский дивизион, в клуб «Оменья». Джеймс стал главной звездой турнира, выиграл MVP сезона и спустя несколько месяцев транзитом через греческий «Колоссос» оказался в испанской «Басконии», которая выступала в Евролиге. Сам он называет «прыжки» из третьего дивизиона NCAA в первый и из второго итальянского дивизиона в Евролигу стечением обстоятельств: «Важно найти свою команду и своего тренера».

В 2015 году ему представилась возможность поучаствовать в Летней Лиге за «Финикс». Его игра сильно воодушевила Девина Букера: «Я помню, что он был нашим разыгрывающим в Летней Лиге 2015 года. Он был очень хорош. Смотрел на него и думал: кто это такой? Почему он еще не в НБА?». А вот боссы клубов Ассоциации эгоизм и настрой Джеймса не оценили – ни одна команда не предложила ему контракт.

В 2017 году он привел «Панатинаикос» к победе в чемпионате Греции, был признан самым ярким игроком турнира, а сразу после этого вновь отправился выступать за «Финикс» в Летней Лиге. В этот раз команде из Аризоны не оставалось ничего другого, как предложить Джеймсу контракт – он набирал в среднем 20+5+5 в шести матчах в Лас-Вегасе и имел поддержку со стороны Девина Букера и других.

6 декабря 2017 года Майк Джеймс стал первым игроком в истории НБА, который перешел с двустороннего контракта на полноценный. «Танкующий» в том сезоне «Финикс» позволял Джеймсу контролировать игру во время выхода на паркет – 10,4 очка и 3,8 передачи за 20 минут в среднем при 39% с игры и 27% из-за дуги. Но как только потребовалось место для подписания нового игрока из-за травмы Девина Букера, Майк Джеймс оказался первым кандидатом на отчисление. Иронично, что на место Джеймса пришел Айзейя Кэнэн, сегодня оба выступают в России.

После отчисления из «Финикса» Джеймс в течение месяца пытался закрепиться в «Новом Орлеане», но исход был аналогичным. В итоге он принял решение вернуться в Европу за игровым временем и, конечно же, деньгами.

«Тому, кто содержит свою семью, сложно отказаться от крупного контракта в Европе, чтобы играть в низших американских лигах».

Тема денег была всегда особенной для Джеймса. На протяжении большей части карьеры он ужимался в деньгах, чтобы завоевать авторитет, но в 2018 году все переосмыслил.

Два года назад в греческом «Панатинаикосе» главной звездой был Ник Калатес, а не Майк Джеймс. Как минимум, потому что грека больше любили болельщики и в него больше верило руководство, что отразилось и на зарплате.

Когда наступило межсезонье, Майк ворвался в твиттере.

«Очень странно, когда вы даете 2,1 млн Калатесу, но не можете выписать 1,6 млн мне. Вот моя позиция. Ник заслуживает все эти деньги, возможно, даже больше. Но это не означает, что мне не нужно платить»

Джеймс до сих пор называет Афины любимым городом, потому что там комфортно, тепло и есть ощущение истории. Но тогда, в 2018 году, история отношений Майка Джеймса и «Панатинаикоса» оборвалась. Руководство команды решило не рисковать и сделало выбор в пользу менее конфликтного и более командного Калатеса.

Контрактом мечты должно было стать соглашение с «Миланом» в 2018 году. Джеймсу положили на стол договор на 1,8 млн долларов, а также пообещали игровое время и роль главного дирижера. В итоге в сезоне-2018/19 Джеймс стал лучшим снайпером Евролиги, но итальянскому клубу этого не хватило, чтобы попасть в плей-офф. Тогда он впервые удостоился сравнения с Алексеем Шведом.

Вопросы о ценности американского защитника оставались у многих, в первую очередь – у Этторе Мессины, который возглавил «Милан» летом 2019-го. Новый тренер сразу же дал понять Джеймсу, что тому нет места в его командном баскетболе.

«В связи с подписанием Шелвина Мэка и дальнейшими приобретениями, которые мы запланировали на этой же позиции, я лично сообщил Майку Джеймсу, что в нашем техническом проекте на следующий сезон не будет игрового времени для него. Я назвал ему причины, почему было принято это решение. Генеральный менеджер Христос Ставропулос уже работает с представителями игрока над соглашением, которое удовлетворит обе стороны»

К тому моменту у Джеймса был очень неоднозначный собирательный образ для свободного агента. Конфликты с «Панатинаикосом» и «Миланом», регулярные «честные ответы» в твиттере, а также американский стиль игры, который до сих пор отталкивает многих специалистов в Европе.

Джеймс, кумирами которого были Айверсон, МакГрэйди и Джордан, и сам это понимал: «Я американец. И играю не так, как играют в Европе – охотно беру на себя тяжелые броски. Людям не нравится непонятное, новое, и поэтому они думают обо мне хуже. Просто нужно понять, что то, что я не играю так, как Диамантидис, Спанулис или Ясикявичюс, не делает меня хуже, чем они. Да, я играю иначе, ну и что с того?!»

Тем удивительнее прошлым летом стала новость о том, что Майк Джеймс перебрался в ЦСКА. Армейский клуб, приучивший всех к строгому командному баскетболу, решил дать шанс американскому защитнику.

Баскетбольный сезон-2019/20 получился таким же странным, как и вся карьера Джеймса. Чемпионаты не были окончены, но на момент приостановки сезона ЦСКА со своей новой звездой был вторым в Единой Лиге ВТБ и пятым в Евролиге. Эти результаты – итог лотереи, в которую играли армейцы весь прошлый сезон. Все матчи, в которых ЦСКА проигрывал в концовке – вина Джеймса.

Он убил команду в играх с УНИКСом (2 промаха и потеря в последние 2 минуты), «Олимпиакосом» (5 промахов в последние 3 минуты), «Асвелом» (2 промаха в последние 30 секунд), «Эфесом» (промах из-за дуги за 30 секунд до конца), «Барселоной» (промах и потеря в последнюю минуту), из-за его неточной трехи и потери в последние 30 секунд матча против любимого «Панатинаикоса» верная победа преобразилась в овертайм, а дальше вы сами все знаете.

По факту же игра в рулетку продолжается, а Джеймс убивает свою команду в концовках даже чаще, чем Швед. Это особенно странно, когда в твоем составе есть еще три игрока из топ-10 в Европе по версии Eurohoops – Шенгелия, Милутинов и Клайберн.

Зато сам Джеймс в данный момент счастлив: «Счастье для меня – это быть востребованным. Играть за команду и понимать, что ты можешь быть уверен в завтрашнем дне. Что на тебя рассчитывают, что к тебе хорошо относятся, не обманывают тебя. А не тогда, когда ты не понимаешь, что будет завтра. Так было со мной в «Финиксе», после увольнения Эрла Уоткинса, не самая приятная ситуация. Как и для любого, мне важна уверенность в завтрашнем дне».

Сегодня у него есть все, что можно назвать «достижениями»: он самый результативный игрок одного из супермонстров Евролиги, он входит в тройку лучших игроков Европы по версии Eurohoops, получает 2,5 млн долларов в год (делит 3-5 место с Милутиновым и Шведом) и имеет возможность троллить болельщиков в твиттере, предлагая назвать более сильный дуэт, чем Майк Джеймс и Уилл Клайберн.

А еще есть новое соглашение с ЦСКА на 3 года, Джеймс даже пообещал завершить карьеру в московской команде.

Джеймсу уже 30 лет и его взгляд на игру уже никогда не поменяется. Он пришел в этот баскетбольный мир, чтобы быть «убийцей». Вопрос заключается лишь в том, кого Майк будет «хоронить» в ближайшие 3 года чаще – соперников или свою команду?

Фото: globallookpress.com/Nicholas Muller

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *