На «Ле-Мане» ждали сексуальные и совершенно новые гиперкары – а получили те же увеличенные прототипы, но на 400 л.с. слабее

Зато затраты снизили в 5 раз после 100 млн в год.

2021-й в автоспорте ждали с нетерпением: в самой престижной однодневной гонке мира – «24 часах Ле-Мана» – полностью меняли регламент топовой гоночной категории. И вместо класса топовых прототипов LMP1 – в котором из автопроизводителей осталась одна лишь «Тойота», собиравшая без конкурентов победы практически во всех гонках подряд – организаторы решили устроить соревнования мощных и красивых гиперкаров

По первоначальной задумке эта техника должна была максимально приблизиться к дорожным моделям (стоимостью в сотни тысяч долларов за экземпляр), но в процессе разработки правил идея трансформировалась: для привлечения широчайшего пула заводов и сокращения затрат WEC договорилась о едином регламенте с американским чемпионатом IMSA, мощь моторов ограничили показателем в 680 л.с. (ранее в LMP1 были более внушительные 1000 л.с.!), а массу выставили на уровне 1030 кг – видимо, специально для тех, кто жаловался на тяжелые неповоротливые болиды «Ф-1».

Интерес выразили «Пежо», «Порше», «Ауди», та же «Тойота», новое подразделение суперкаров «Рено» под названием «Альпин» и американский «Гликенхаус» – хотя бы уровень конкуренции ожидался беспрецедентно высоким. А еще огромную надежду все-таки возложили на буйство дизайнерской мысли в области аэродинамического обвеса: по задумке организаторов, каждый завод презентовал бы сексуальную машину, неизбежно пробудившую бы у фанатов детский восторг.

Однако первая же презентация надругалась над мечтами фанатов. Доминатор LMP1 «Тойота» первой представил технику – и убил все надежды мечтателей своим GR010, сделав его максимально схожим на прототипы прошлых лет.

А теперь сравните с недавним TS050, выигравшим три последних «Ле-Мана» подряд.

Найдете хотя бы десяток отличий? Да, фактически мы увидим все те же прототипы – но еще и увеличенные: колесную базу позволили удлинить на 250 мм, расширить на 100 мм и увеличить высоту шасси на те же 100 мм. «Тойота» с радостью воспользовалась возможностью раздуть гиперкар – отлично, просто замечательно!

При этом босс команды назвал авто «полностью новым»!

«За исключением стандартных деталей вроде переключателей, сенсоров и всего такого, мы почти не переносили детали между болидами, ведь философия правил совершенно другая», – словно поиздевался он в официальном пресс-релизе. Давайте тогда изучим, что же там в правилах – вдруг под капотом все интереснее?

Меньше мощности на 400 л.с., новая гибридная система и падение скорости на 10 секунд с круга

Как вы поняли, больше 680 л.с. теперь гоночной машине нельзя будет выдавать по регламенту – но одним лишь ограничением оборотов дело не обошлось: «Тойоте» пришлось строить абсолютно новый мотор: в формате V6 c двумя турбинами и неожиданными 3,5 литрами объема (против старых 2,4 литра) из-за необходимости соответствовать программе дорожных гиперкаров компании. А еще – из-за особенностей новых гибридных систем: если в LMP1 выработанная на торможениях и от выхлопных газов электрическая энергия постоянно помогала разгонять болид, то новые правила жестко ограничили рамки ее использования.

Теперь рекуператоры и электромоторы будут одинаковыми у всех: двигатель – от Xtrac, генератор – от Bosch, аккумулятор – от «Уильямса». И включать его можно будет исключительно при достижении 120 км/ч посуху и на 140 км/ч в дождевых гонках – причем мощность от гибридной системы (ограниченная 270 л.с.) не добавится к ДВС, а должна заменить часть крутящего момента, выработанного на бензине. То есть перевалить за 680 л.с. у гиперкара не выйдет никак – а из-за стандартизованной гибридной составляющей заводам останется только повышать эффективность силовой установки на ископаемом топливе.

Выглядит не слишком прогрессивно – зато изменения в правилах заставили «Тойоту» сделать заднюю ось и тормозную систему полностью гидравлической – в точности как на их гиперкарах. Вероятно, в такие изменения организаторы и целили.

Но раз мощность машины так сильно упадет – зачем же тогда наращивать ее массу?

«Прежде всего трансмиссия стала намного тяжелее, – объяснил проектный менеджер гиперкара Джон Литженс. – Все из-за новых правил по центру тяжести. Для монокока тоже ввели новые спецификации. Остальное увеличение массы исходит из мер по повышению безопасности и стабильности во время аварий: требования к структурам безопасности значительно выросли по сравнению с машиной-предшественницей.

Джон Литженс

Безусловно, мы ждем значительное увеличение времени на круге, поскольку цель серии заключалась в радикальном снижении стоимости – а скорость обходится дорого. В итоге ожидаем замедление круга по «Ле-Ману» на 10 секунд и на 4-5 секунд – на остальных пятикилометровых треках в календаре WEC».

Сработали ли меры по сокращению стоимости участия? Похоже, что да: год в LMP1 обходился раньше «Ауди»,«Тойоте» и «Порше» в 200 миллионов долларов, а после ухода двух немецких производителей (и исчезновения конкуренции) японская компания смогла урезать цену программы вдвое. Теперь же затраты на команду из двух гиперкаров в год по оценкам ФИА составят 20 миллионов евро – причем такая же техника должна быть доступна и для частников. Им покупка и обслуживание машин встанет в 16 миллионов евро в год – сумма ограничена регулятором.

Просто для сравнения: столько же стоит один комплект моторов для болида «Формулы-1» на весь сезон.

Надежда – на сумасшедшие инновации новых игроков и расширение конкуренции

К счастью, интересные решения в WEC мы все-таки увидим: большое количество дополнительных ограничений оказались фактически рамочными, а внутри для производителей и правда развернулось немало простора для творчества.

Например, «Гликенхаус» планирует собрать мотор из двух двигателей от раллийной «Хендэ» i20 – и уже туда вставить гибридную установку!

«В Pipo Moteurs [партнер команды] предложили соединить два раллийных двигателя в общий блок – таким образом, у нас будет V8, который будет способен выдавать 870 лошадиных сил. Такой мотор можно дополнять гибридной установкой для LMDh», – сообщил основатель команды Джим Гликенхаус.

К слову, на рендерах его машина выглядит уже как копия «Тойоты».

Хотя все начиналось вот с такого дизайна – его оставили для дорожной версии.

Правда, никто, кроме них, даже виртуальную версию машины пока больше не представил: в «Пежо» и «Альпин» молчат, а «Астон Мартин» заморозил программу гонок на выносливость.

Потому ФИА и промоутер WEC Западный автомобильный клуб Франции (ACO) надеются на привлечение в серию более гоночные организации – вроде «Макларена» и «Феррари». Они принимали участие в обсуждениях регламента и даже выражали предварительное согласие – но пока во всех командах «Ф-1» происходит внутренняя реструктуризация из-за внедрения потолка расходов, а потому к первому «Ле-Ману» они точно не присоединятся.

На данный момент все идет к тому, что в сентябре легендарный суточный марафон пройдет в битве между все той же «Тойотой» и получастным экспериментатором «Гликенхаусом» – то есть LMP1 просто сменил вывеску, здорово замедлился и упростил технологии, отказавшись от от реноме продвинутого технологического полигона.

Вот пока и все развитие.

Фассбендер готовится к «Ле-Ману»: тратит сотни тысяч евро на обучение и бьет суперкары «Порше». Планирует больше гонять, чем играть в кино

Русская команда сняла мощный фильм о гонке в Ле-Мане. Здесь гид для новичков и драма с отобранной у россиян победой

«Из ноги торчал штырь, а я выиграл 9-часовой заезд». Несокрушимый победитель «Ле-Мана» и «Дакара»

Фото: Toyota; racing.tgr-europe.com; commons.wikimedia.org

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *