«Для меня это был словно конец света». Через что прошёл динамовец Моро

Никола Моро перешёл в «Динамо» летом и спустя несколько месяцев дал интервью «Чемпионату». Перед разговором с 22-летним хорватом удалось пообщаться с несколькими людьми, которые неплохо его знают. Общее резюме было такое: хоть у него пока не всё получается, но уровень игрока несколько выше уровня «Динамо». Бывший тренер «Динамо» Андрей Кобелев сказал, что Моро может стать человеком, который переворачивает игры одним движением. Так что в первую очередь было интересно понять, как клубу вообще удалось договориться о приходе такого футболиста.
И ещё. Все иностранцы говорят, что учат русский, но не все его учат на самом деле. Кажется, Моро действительно проявляет интерес к нашему языку. Хотя интервью и шло на английском, но, когда я чихнул, хорват сказал по-русски: «На здоровье». Да, формулировка не совсем точная, но радует, что Моро не боится говорить. – Три месяца в России. Какие отличия бросились в глаза по сравнению с Хорватией? – В первую очередь погода. Я недавно ездил в молодёжную сборную и видел солнце, а сейчас в Москве снег. Ну и, само собой, Москва по сравнению с Загребом намного больше и пробки на дорогах масштабнее – это я с первого же дня понял. – В условиях пандемии вы хоть где-то успели побывать в Москве? – По большому счёту я ещё нигде толком не был. После тренировок, как правило, еду домой. В выходной могу сходить со своей девушкой в «Москва-Сити» на ужин. Ещё были на Красной площади. – Тони Шуньич вас подставил, конечно. Вы шли в команду, в которой есть соотечественник, а он сбежал. – Да, я его застал, и он мне помог освоиться. Здорово, что он был рядом первые три недели. Потом мне уже стало проще. – Что именно вам советовал Шуньич? – Когда шли переговоры с «Динамо», он сказал мне: «В клубе всё хорошо организовано, и если есть возможность, то нужно переходить. В команде отличные парни, которые помогут».

– Я видел у вас в «инстаграме» прошлогоднее фото с Влашичем. Он тоже вас консультировал? – Да. Мы знакомы с 15 лет, потому что из одного города. Играли за разные команды, но в одной лиге. – Очевидно, что в РПЛ вы знаете и Бистровича, с которым сейчас играете за молодёжную сборную. Кого-то ещё? – Да. Филипа Уремовича из «Рубина» – мы вместе играли на Евро U21. Я звонил всем им перед трансфером. Спрашивал про «Динамо» и РПЛ. Все сказали, что это отличная возможность и нужно ехать. – А когда вообще узнали об интересе «Динамо» к вам? – Примерно за две недели до объявления о сделке. – Было огромное количество новостей об интересе к вам со стороны других клубов. Вы действительно были близки к переходу в «Шахтёр» и «Ювентус»? – Про «Ювентус» я никогда не слышал. А вариант с «Шахтёром» был три года назад. Я тогда был на сборе в Турции вместе с «Динамо» Загреб. Там же тренировался украинский клуб. Разговоры шли, но затем я получил травму. – А летом были другие варианты? – Да, звонил один клуб. Не буду его называть. Он также предлагал хорошие деньги загребскому «Динамо». Меня были готовы отпустить туда, но я отказался. Дело не в зарплате. Она там у меня была бы такой же, но я выбрал Москву. Хотя все от меня ждали, что я уеду в одну из топ-5 лиг Европы.
– Вот и хочется понять, почему футболист с таким резюме выбрал РПЛ. – Я провёл пять лет в загребском «Динамо», и пришло время перейти в другую команду. Мне рассказали о планах московского «Динамо» на ближайшие годы и о моей роли. Я много общался с Желько Бувачем (заместителем гендира «Динамо» по спорту. — Прим. ред.), и то, что он мне рассказал, изменило моё мышление, заставило всерьёз задуматься о переезде в Москву. – О чём же он вам сказал? – О том, что так же приходил сюда год назад. Рассказал, кто он и где был, хотя я и так знал о его опыте. Объяснил свои цели и стратегию «Динамо» на ближайшие несколько лет. У клуба есть план и всё необходимое – вот почему я пришёл сюда.

Три пенальти и хет-трик игрока «Ростова»! Первое поражение Шварца в России – разгромное
Эффект от назначения немецкого тренера в «Динамо» постепенно проходит?

– Вы провели в «Динамо» 12 матчей. Насколько довольны происходящим? – Могло и должно было получиться лучше. В РПЛ много сильных команд и футболистов, поэтому просто не будет. – У вас 2+0 по системе «гол+плюс». Сказывается, что РПЛ считается оборонительной лигой на фоне чемпионатов Бельгии и Нидерландов? – Это как раз одна из причин, почему я приехал сюда. Российская лига находится посередине между чемпионатом Хорватии и АПЛ/Бундеслигой. Для меня это хороший шаг – получить опыт в РПЛ. И я бы не стал говорить, что футбол здесь такой уж оборонительный. Российские клубы выступают в еврокубках, и каждый футболист может развивать себя. – Я видел, что вас сравнивают с Влашичем, Модричем, Ракитичем и Ковачичем. Вы ближе к кому по стилю? – Не знаю, хотя сам иногда об этом задумываюсь. Могу выступать на позиции и «восьмёрки», и «шестёрки». – Как правило, футболистов тянет в атаку. Вы взяли восьмой номер с намёком на то, куда вас лучше ставить? – Последние полтора года в Загребе я играл «шестёрку», а всё время до этого чуть выше. Для меня нет особой разницы – и там, и там комфортно. – Вы застали в «Динамо» тренерскую перестановку. Что изменилось, когда вместо Новикова пришёл Шварц? – Он придал нам новой энергии. А ещё новые тактические движения и новые правила, как у любого тренера. – Что за правила? – На мой взгляд, всё стало немного серьёзнее и лучше организовано. И когда ты идёшь на тренировку, и когда идёшь на завтрак, и в некоторых других аспектах.

– Вы уже упомянули о тяжёлой травме. Как порвали «кресты»? – В марте 2018 года я играл за сборную Хорватии U21. Мы встречались с Молдавией, и в одном из единоборств соперник упал мне на ногу. Операцию мне делали в Лионе, а потом восстанавливался с сербом Андреа. Он работает со многими известными футболистами, а меня вернул в строй за шесть месяцев. Андреа, возможно, лучший специалист по реабилитации. Мой агент помог к нему обратиться. – Что творилось у вас голове, когда получили такую травму? – Я просто не верил до последнего – пока снимок не показали. Тяжело было принять ещё из-за того, что я ожидал трансфер летом – шли переговоры с несколькими клубами. Для меня это был словно конец света. Затем прошла операция и началось восстановление, и с каждом днём становилось всё лучше. Сейчас я уже полностью это преодолел и особо не вспоминаю. Знаю, что многие футболисты поначалу боятся трогать мяч прооперированной ногой. У меня такого не было, слава богу. Спустя 2,5 месяца я уже прикасался к мячу. Когда снова начал играть, никаких опасений из-за левой ноги у меня уже не было.
– Вы ведь правша? – Да, правая у меня лучше, но я могу делать всё и левой ногой. В том числе и бить из-за пределов штрафной, если нужно. – Расскажите, как вы гоняли на ЧМ-2018 во время восстановления. – В то время я не занимался с основой и у меня было три выходных. Выпали как раз на те дни, когда Хорватия в полуфинале встречалась с Англией. Это был особенный момент для нашей страны. Все стремились попасть на эту игру – я воспользовался своим шансом. Отправился со своей девушкой и её сестрой. – Через кого достали билеты? – Через вратаря Доминика Ливаковича, который был на скамейке в том матче с Англией. Помогли и люди из нашей федерации футбола. Я их знаю, потому что являюсь капитаном молодёжной сборной. Когда наши победили англичан, футболисты пошли к хорватской трибуне, чтобы вместе отпраздновать. Я был как раз на том секторе и взглядом пересёкся с Ливаковичем – он мне ещё кинул свою футболку.

Никола Моро на трибуне болеет за сборную Хорватии в полуфинале ЧМ-2018
Фото: из личного архива Николы Моро

– Я видел фотографии и видео происходящего в Хорватии во время ЧМ-2018. Действительно страна сходила с ума? – Это был особенный месяц для народа Хорватии. Мы забыли обо всех проблемах, обо всём, что происходит на работе или в семье. Все вместе праздновали победы. Когда команда вернулась в Загреб, на улицах собралось 100 тысяч людей, а то и больше. Мы ждали игроков и тренеров 7-8 часов. У нас маленькая страна, но на ЧМ-1998 мы стали третьими, а теперь вторыми в мире. Такое многое значит для каждого хорвата. – Не было желания разбить телевизор после поражения от французов? – Мы были счастливы, что дошли до финала. Да, расстроились, потому что был шанс на первое место. Такой возможности не было никогда. Я уверен, что кто-то сломал телевизор, но я точно не из тех, кто на такое способен. – Вы спокойный человек? Сколько было удалений в карьере? – Два. Одно получил в матче чемпионата Хорватии против «Рудеша», а другое — в Лиге чемпионов с «Шахтёром».

– И последнее. Вы на днях чудом вышли на молодёжный чемпионат Европы. – Да! После 2:2 с Шотландией казалось, что у нас уже нет никаких шансов. Однако другие матчи сложились как нам нужно, и мы всё-таки пробились на молодёжный Евро-2021. Заключительный отборочный матч мы играли в хорватском городе Пула. Оттуда 3-4 часа ехали на автобусе и отмечали, пели хорватские песни. – Почему попадание на молодёжное Евро так важно? – Хорватия туда пробилась лишь четвёртый раз в истории, а мне удалось во второй раз. Для всех юных футболистов это важно – представлять свою страну. К тому же все стараются себя там проявить, потому что на молодёжное Евро приезжают агенты со всего мира. – Странно, что турнир теперь разделили на два этапа? Группы – с 24 по 31 марта, а плей-офф – с 31 мая по 6 июня. – Да. Причём я об этом не знал до последней игры. Такого ещё никогда не было. – Почему именно вас выбрали капитаном юношеских и молодёжной сборных Хорватии начиная с U17? – Ещё давно тренеры сказали, что у меня характер лидера. Может быть, с этим связано – не знаю. На самом деле, я не произношу речь перед матчами – для этого у нас есть тренер, но я действительно полностью отдаюсь футболу.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *