«Чувствовала допинг». Почему скандальные высказывания Резцовой могут быть правдой

Интервью, которое лыжница Анфиса Резцова дала на днях, вызвало широкий резонанс и разлетелось на цитаты. Ну а как же, великая чемпионка призналась, что в мощнейшей лыжной сборной СССР был допинг! На Резцову тут же обрушилась волна критики со всех сторон, и спустя несколько часов спортсменка уточнила, что имела в виду совсем не допинг, а медицинское сопровождение – обязательный атрибут профессиональных спортсменов. Хотя, может быть, ей и не нужно было отказываться от скандальных высказываний?

Анфиса Резцова: не отрекаюсь от допинга. Я это делала

Резцова повторила то, что уже говорила
Почему интервью коллегам со Sports.ru стало резонансным внезапно? Да потому что Резцова уже говорила всё то, что сказала сейчас. И про аборт, который её заставили сделать перед Олимпиадой в Калгари ради медалей, и про то, что с Любовью Егоровой на сборах никто не хотел жить из-за своеобразного пристрастия той к чесноку и дёгтю. И про конфликт с Александром Грушиным, и про резкий переход из лыж в биатлон. Но в июне-2020 на громкие признания Резцовой проекту «На лыжи» (в рамках цикла «Истории преодоления») мало кто обратил внимание.

Анфиса Резцова выступила с заявлением, в котором прояснила свои слова о допинге

Сейчас же начался зимний сезон, подтянулась профильная аудитория, и случился тот самый эффект, который и должен был случиться, когда на крупном спортивном портале выходит интервью с громкими цитатами. А ведь про допинг-программу в сборной СССР она говорила ещё в 2009-м.
Слово дала и слово взяла
Самая громкая часть свежего интервью – про допинг. Про препараты. Про переливание крови. «В Калгари проиграла Тамаре Тихоновой, которая потом ничего не выиграла. С Томой мы до сих пор общаемся, я не держу зла на неё. Я знаю, почему она выиграла. Но не буду озвучивать. К Олимпиаде мы готовились двумя группами: она была у Грушина, я у Лопухова. В нашей группе допинга не было – только кровь». «Чувствовала допинг, когда нас кололи во все места: и сюда, и сюда, и сюда. Да, эффект был. Это когда я вернулась в лыжи в 96-м. Пахала как лось, и мне сказали: надо ещё делать это». «У нас была Данилка – Ольга Данилова, тренировалась у Грушина, две или три Олимпиады проездила чисто символически. И тут в 98-м вдруг выигрывает. Ничего не понимаю – каким местом? А у неё был спонсор, Владимир Александров – по-моему, производитель телевизоров «Рубин». Он ей делал программу через доктора». «Я пришла к доктору: всем делаете, давайте и мне… И вот здесь на самом деле почувствовала добавку в организме. Не отрекаюсь от допинга, я это делала. Я не знаю, допинг это или не допинг, помощь или не помощь?»

«Лекарства разрешены для всех». Как норвежские лыжницы оправдались за препараты от астмы
А ещё они заметили, что у спортсменов из России тоже есть возможность употреблять лекарства. Чтобы быть в равных условиях.

Спустя несколько часов Резцова уже оправдывалась: «Я лишь озвучила, что у нас была докторская программа – помощь спортсменам. И всё! Мне это помогало чуть-чуть восстанавливаться. Крутить объёмы. Это всё вот так было. Мне это не интересно было. Я не считаю это допингом». А в итоге призналась, что интервью дала, лишнего наговорила, обидеть никого не хотела.
Резцова не должна была бежать эстафету
Сейчас можно только строить догадки, но утверждение Анфисы Анатольевны о медицинской поддержке – правда. И это не обязательно допинг. Правда, спортсменок заставляли пользоваться этой поддержкой, а тех, кто не отказывался, в итоге не допускали до гонок. История победы в эстафете на Олимпиаде-1988 заставляет задуматься. В Калгари вторым номером сборной СССР ехала Антонина Ордина. Но она вообще не вышла на старт. Вместо неё на классическую пятёрку заявили Тамару Тихонову (она в итоге стала серебряным призёром), а за место в эстафете Ординой – чемпионке мира 1987 в эстафете – предложили провести перебежку с Резцовой, хотя изначально кандидатура Антонины даже не обсуждалась.

Российская лыжница рассказала об угрозах в сборной. Можно ли верить Ермошиной?
Бывшая спортсменка призналась, что её попросили рассказать эту историю.

Результаты этой перебежки знал только Александр Грушин, который сказал Ординой, что она проиграла одну секунду и в эстафете не побежит. Антонина, в начале 1990-х переехавшая в Швецию, была одной из тех лыжниц, которая категорически отказалась от медицинской поддержки. Резцова побежала и завоевала своё первое олимпийское золото. Тогда просто попадание в четвёрку было гарантией победы. Она от препаратов не отказывалась. Спортсмены Александра Грушина на запрещённых препаратах не попадались. Любовь Егорова в 1997-м у Александра Алексеевича не тренировалась. А в 1998-м после Олимпиады в Нагано он стал работать с мужской сборной.

История громкого скандала в сборной России по лыжам. За допинг пришлось извиняться Вяльбе
Позор обернулся овациями полного стадиона норвежцев.

В июне Анфиса Анатольевна сказала такие слова: «Я всегда молила господа о прощении, и мои молитвы были услышаны». Она имела в виду прощение за то, что сделала аборт, будучи абсолютно здоровой. Возможно, ей пора опять попросить прощения, только не у высших сил. Или нет?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *