Альянс Ферстаппена и «Ред Булл» протянет не дольше трех лет. Макс сбежит – и даже победа в «Ф-1» его не остановит

Последствие предательства «Хонды».

Заявление «Хонды» об уходе из «Формулы-1» потрясло мир автоспорта до основания: пока эксперты и руководители серий размышляют о вреде для гонок и недостатках нынешних силовых установок, перед «Ред Булл» разворачивается архисложная задача. Австро-английской команде предстоит радикально пересмотреть долгосрочные планы выступления в Гран-при, включиться в активные переговорные процессы с альтернативными поставщиками и заново планировать интеграцию нового мотора в болид для регламента-2022. Причем сейчас у инженерного штаба из Милтон-Кейнса нет ни малейшего понимания, от какой конфигурации двигателя отталкиваться.

Однако внезапное предательство японского гиганта ударит в будущем даже сильнее простой неразберихи с разработкой новой машины. Скорее всего, «Ред Булл» прямо сейчас стоит морально готовиться к потере главной звезды коллектива – Макса Ферстаппена: после скандального побега «Хонды» вряд ли его что-то удержит от поиска более стабильного варианта на рынке.

Особый контракт Ферстаппена: похоже, есть опция досрочного расторжения без конкурентоспособного мотора

«Ред Булл» заключил сделку с нидерландцем минувшей зимой на четыре года – до завершения сезона-2023 – как раз после прогресса болида в 2019-м по сравнению с машиной 2018-го. И ключевую роль в длительном сроке соглашения сыграл именно фактор обладания заводским мотором с максимальной поддержкой и осязаемыми перспективами развития: «Хонда» в прошлом сезоне прогрессировала быстрее всех.

«Макс доказал, каким ценным активом он является для нашей команды, он действительно верит в перспективы сотрудничества с «Хондой» – и мы рады продолжить отношения с ним», – именно так приветствовал контракт с Ферстапеном Кристиан Хорнер.

Однако в 2020-м японский мотор все-таки не добрался до полноценного топового уровня, необходимого для схватки за титул: «Мерседес» здорово прибавил в мощности за счет новых схем эффективной реализации гибридной энергии и вырвался вперед где-то на 20 л.с. «Хонда» же так и не поборола проблемы со стартами и «захлебыванием» на низких оборотах – Макс по-прежнему сталкивался с самопроизвольными включениями системы, препятствующей глушению двигателя.

Также наблюдались провалы из-за падения мощности и нехватка скорости на прямых (иногда «Ред Булл» только из-за этого проигрывал по 0,6 секунды с круга «Мерседесу»). Итог – многочисленные комментарии Макса вроде «меня уже тошнит от проблем с силовой установкой». И «Ред Булл» последовательно занял сторону именно пилота: рассказывал в медиа об обсуждениях с Ферстаппеном прогресса «Хонды» и путей исправления ситуации чуть ли не на каждом уик-энде. Японцы вновь попали в положение виноватых – почти как в эре Алонсо и «Макларена» в 2015-м и 2016-м.

Австрийскую команду можно понять: судя по всему, на качество двигателя могут быть завязаны различные опции досрочного расторжения контракта №33.

«На самом деле у Макса пока есть непрерывный договор на 2021 год, – рассказал в одном из недавних интервью Гельмут Марко. – Но мы прекрасно понимаем, что должны предоставить ему конкурентоспособный мотор».

И сейчас, похоже, стороны ближе к досрочному разрыву, чем к титулу.

«Ред Булл» теряет заводские моторы в «Ф-1» из-за бегства «Хонды». Зато Квяту теперь проще сохранить место

Откуда у Ферстаппена взялся такой контракт? Просто он – особый пилот «Ред Булл»

Макс – не типичный гонщик из гоночной программы австрийского производителя напитков: компания почти не вкладывала деньги в его развитие в молодежных сериях и не вела его под руку из картинга или «Формулы-4» (схема Карлоса Сайнса, Даниила Квята, Даниэля Риккардо, Себастьяна Феттеля, Пьера Гасли и других пилотов системы).

«Ред Булл» перехватил Ферстаппена уже в 17 лет в середине яркого сезона в «Ф-3» под гарантию места в «Торо Россо» – и за его подпись под контрактом пришлось биться с «Мерседесом». То есть с самого начала «Ред Булл» взаимодействовал со стороной Макса не с позиции силы, а как равный партнер – и обошелся без диктата условий по своему вкусу. И фактически №33 ничем не обязан австрийской системе.

Именно поэтому у Макса нет классического кабального контракта с программой «Ред Булл» – у него весьма конкретное соглашение главной звезды с кучей преимуществ и дополнительных опций. Его не смогут понизить в «Альфа Таури», надавить юридически, финансово или морально, да и технически тоже: если ставить №33 худшие детали, то очки в Кубок конструкторов перестанут падать совсем.

Ферстаппен оказался в своем праве. Если он решит уйти – «Ред Булл» его не остановит.

Чемпионский титул в 2021-м никак не исправит ситуацию – поскольку дальше разработка болида превратится в ад

После неожиданного анонса ухода из «Ф-1» «Хонда» поспешила смягчить удар по австрийским партнерам и публично пообещала построить новый улучшенный мотор для следующего сезона – чтобы зарубиться наконец за чемпионство и уйти на пике.

Однако даже если японцы сдержат слово и «Ред Булл» вместе с Ферстаппеном в самом деле выигрют, на долгосрочной перспективе успех никак не скажется.

В 2022-м баланс сил в пелотоне ждет полное обнуление из-за нового регламента – каждой организации придется строить новый болид. «Ред Булл» же, скорее всего, ждет сделка с «Рено» – компанией, которая вусмерть достала и австрийцев, и самого Ферстаппена еще до 2018-го. Причем, похоже, союз с французским автогигантом заключат исключительно благодаря регламенту «Формулы-1»: в соответствии с ним, оставшейся без партнера команде с подписанным Договором согласия обязан поставить силовые установки моторист с наименьшим количеством клиентов. Правила вынудят поставщика подписать контракт и продать двигатели, но на реальную заводскую помощь или энтузиазм можно даже не рассчитывать.

Следовательно, от «Ред Булл» максимально скроют все самые эффективные режимы и хитрые возможности силовой установки, а также вряд ли в штат «Рено» для обслуживания австрийской организации окажется больше минимально необходимой группы инженеров.

И уж точно можно забыть о подгонке мотора под шасси или взаимного тесного поиска полезных конструктивных изменений – главной причины ухода «Ред Булл» к «Хонде» в 2018-м. Австрийским инженерам придется строить машину вокруг того, что им дали – причем, скорее всего, чертежи и физические модели пришлют в последний возможный момент, чтобы затруднить соперникам-партнерам работу.

Естественно, собрать максимально эффективный болид в подобных условиях практически невозможно. А с учетом нынешнего проигрыша «Рено» «Мерседесу» в районе 35 л.с. по чистой мощности шансы на реальный рывок «Ред Булл» значительно снижаются. Эдриану Ньюи  (если он не сбежит вслед за Феттелем в «Астон Мартин») и его парням придется напрячь всю свою гениальность, чтобы хотя бы сохранить вторую по скорости машину пелотона.

И проблемы начинаются уже сейчас: разработка болида для 2022-го стартует в ближайшем феврале – а значит, австрийцам нужна новая моторная сделка в ближайшие два месяца. «Рено» достаточно затянуть переговоры до регламентного дедлайна (который сильно позже), чтобы нанести мощнейший удар по перспективам партнера-соперника. О стабильном цикле развития можно забыть – инженерному штабу «Ред Булл» стоит готовиться к производственному аду и хаосу.

У «Ред Булл» нет вменяемой альтернативы. А на обещания Ферстаппен больше не купится

Взять другого моториста просто неоткуда: у «Мерседеса» все слоты для клиентов уже полны (3 команды + заводская), а у «Феррари» свободен только один – переговоров с «Рено» не избежать.

Среди экспертов обсуждается лишь один вариант, позволяющий избежать взаимодействия с французами: выкупить у «Хонды» центр разработок, расположенный в Милтон-Кейнсе, и заняться самостоятельным производством силовых установок. Теоретически головной концерн «Ред Булл» в самом деле обладает необходимыми финансовыми мощностями, но есть сразу несколько сдерживающих факторов.

Во-первых, средний бюджет моторного подразделения в «Ф-1» насчитывает примерно сотню миллионов долларов. У австрийской команды нет таких денег: даже в условиях грядущего потолка расходов организация высвободит не более 40-50 миллионов – а значит, придется увеличивать вложения со стороны концерна. Дитрих Матешиц такое категорически не любит: для него любой долгосрочный проект (даже имиджевый) обязан превращаться в бизнес и выходить хотя бы на самоокупаемость. Именно потому команда в «Ф-1» вообще столько продержалась даже после прекращения доминирования: на ее основании существует подразделение Red Bull Technology, которое помогает «Астон Мартин» с гиперкаром Valkyrie и, к примеру, проектирует скоростные лодки. Однако поскольку у концерна нет планов по производству собственных машин, подразделение моторов за такие деньги не имеет смысла.

Другой же альтернативный вариант уже сейчас фигурирует исключительно в привязке к 2026-му – по слухам, тогда в «Ф-1» под альянс с «Ред Булл» пытаются вернуть «Порше». Даже если в итоге все получится, проблему ближайших лет привлечение подразделения «Фольксваген» никак не решит.

К тому же, Ферстаппен не согласится ждать так долго. Для него логичнее выглядит разрыв контракта и трансфер в «Мерседес» (или уход в сильнейшую команду сразу после истечения соглашения). Да и Макс больше не поверит никаким обещаниям «Ред Булл» – и опять из-за «Хонды».

Сейчас Гельмут Марко спасает лицо концерна уверениями, будто разрыв не случился внезапно и на самом деле он и Матешиц давно знали о возможном уходе партнера – просто не рассказывали тем, кто не участвует в разработке долгосрочной стратегии развития программы (вроде босса главной команды Кристиана Хорнера, ага). Выходит, Ферстаппен может справедливо счесть себя обманутым – ведь его контракт подписывали как раз под посулы чемпионского мотора на долгие годы – и соответственно реагировать на новые предложения «Ред Булл».

Единственный выход из патовой ситуации: изменение философии «Рено»

Сейчас французская заводская команда переживает реорганизацию и ребрендинг: вместо гордой шильды «Рено» ее превратят в витрину суббренда суперкаров «Альпин», а головной концерн останется в «Ф-1» исключительно в роли поставщика моторов. Также нынешний босс программы Сириль Абитебуль (с которым у «Ред Булл» и возникало максимальное количество споров и разногласий) перейдет на должность босса всего нового автоподразделения – и в Гран-при его кто-то сменит.

В «Ф-1» возвращается легендарная марка – «Альпин». Дизайнеры уже создали десяток концептов ливрей – угадывают новый раскрас болидов

Следовательно, напряжение между «Рено» и «Ред Булл» может снизиться. Тогда у австрийцев появится шанс на более плодотворное сотрудничество без затягивания сроков и саботажа поставки деталей (как уже бывало в конце сезона-2017). Естественно, заводской поддержки не будет в любом случае, но нынешний опыт «Макларена» доказывает: с «Рено» все-таки можно показывать хорошие результаты без публичных конфронтаций.

Правда, вариант ослабления напряжения все равно фантастический хотя бы потому, что Абитебуль в любом случае сохранит влияние внутри структуры «Рено». А еще французские двигатели все равно так и не стали хотя бы твердым №2 в пелотоне за все последние 7 лет. Нынешний провал «Феррари» позволяет «желто-черным» выглядеть лучше, чем они есть на самом деле, но к 2022-му ситуация вновь может измениться.

И Ферстаппену однозначно проще будет не разбираться в неопределенной ситуации в ожидании примирения старых врагов, а хвататься за место в «Мерседесе» или любой другой побеждающей команде. Без вала предложений он точно не останется.

Ферстаппен разбил нос болида в тренировке «Ф-1». Механики «Ред Булл» снова все починили за 20 минут – и Макс ворвался в топ-5

Второй пилот «Ред Булл» одинаково ошибается на обгонах уже целый год. От аварий спасает только удача

«Ред Булл» растит замену Квяту – японец удивляет «Ф-2» яркими обгонами и реально грозит месту Даниила

Фото: twitter.com/F1; globallookpress.com/HOCH ZWEI via www.imago-images.d/www.imago-images.de, nph / Bratic via www.imago-image, HOCH ZWEI/imago sportfotodienst, Federico Basile/ZUMAPRESS.com; Gettyimages.ru/Peter Fox

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *